Рождественские истории Залесья. Вторая ночь от Рождества, или Забытое преданье

Виктор Маликов
100
10
(1 голос)
1 0

Аннотация: «Вторая ночь от Рождества, или Забытое поверье» – первый мифологический рассказ мистического триптиха «Рождественские истории Залесья». Святые вечера – это 12 дней после Рождества особо почитаемые на Руси. Время веселых гуляний, дружеских посиделок, семейного отдыха. Время, когда случаются всевозможные чудеса и осуществляются самые сокровенные желания. И это Рождественская ночь в Залесье не стала исключением. Свирепая метель, разыгравшаяся в деревне на вторую ночь после Рождества, неожиданно приводит к необычайным мистическим событиям: удивительным образом оживает в сарае пень-колода, повествующий о своем проклятии, Домовой не жалует нового гостя, простой деревенский парень Егор находит волшебный кошель, а лукавый черт разыскивая сбежавшего грешника, находит заслуженное наказание за свои козни.

Книга добавлена:
21-05-2023, 08:53
0
196
2
Рождественские истории Залесья. Вторая ночь от Рождества, или Забытое преданье
Содержание

Читать книгу "Рождественские истории Залесья. Вторая ночь от Рождества, или Забытое преданье"



Рассказ первый:

Испокон веков хранит славянский народ славные традиции своих предков. Никто, конечно, уже и не помнит, как они рождались, – уж очень глубоко уходят их корни в далекое прошлое русского народа. И отрадно сердцу русскому от того, что до сих пор нерушимой остается народная вера в то, что не на пустом месте и неспроста появлялись эти традиции, а их ревностное сохранение и почитание – дело поистине святое и благодатное. Тем более что время от времени, в подтверждение своё, нет-нет, да и случаются в такие вот, особо почитаемые на Руси дни, поистине удивительные и завораживающие истории.

Вот надо же сотвориться такому в Святые вечера?!..

Во вторую ночь Рождества разыгралась в Залесье сильнейшая метель. С нетерпением ожидая её окончания, сидел народ в праздном безделье по избам. Только лишь иногда совсем уж отчаянный гуляка решался выбраться в такое ненастье на двор, да и тот тут же возвращался восвояси, наказанный зимней стужей за свое безрассудство.

– Егорушка, сынок, вставай! Дрова в подтопке заканчиваются, изба настынет. Сходи к поленнице, принеси охапку. Вона как нынче зима лютует, не околеть бы.

– Зима на Святки лютует – примета хорошая. Знать, добрый урожай будет, матушка. А за дровами сейчас схожу, вот только рукавицы надену.

Не без труда преодолев сопротивление буйствующей метели, Егор отворил дверь и выскочил во двор.

«Ух, как глаза порошит, и темень такая, хоть глаз коли! А морозище! Брр! Вот уж где черти тешатся! – думал Егор, пробираясь по глубокому снегу к поленнице в сарае. – Возьму поленьев из средины побольше, всё посуше будут».

Набрал Егор поленьев полные руки до самого подбородка и уже в избу возвращаться собрался, как вдруг слышит за спиной человеческий голос.

– Помоги сынок!

«Чур, меня, чур! Почудилось или взаправду кто помощи просит?» – насторожился Егор.

– Не робей, обернись. Не обижу.

Егор растерянно обернулся на голос… Чуть левее от поленницы стоит старый-престарый пень-колода для колки дров. Рядом у стены топор приставлен, чуть дальше – «козел» для распилки бревен, и. больше ничего. Сараюшко-то небольшой совсем, отец покойный, царство небесное, в позапрошлом годе срубил на скорую руку для хозяйственного порядка. Только вот как-то пень-колода, Егору не совсем обычным показался – будто голова большая человеческая с бородой. Хотя, чему дивиться? В такую ночь ненастную, да еще и в кромешных потемках мало ли чего померещиться может.

– Кто здесь? – на всякий случай, для успокоения, спросил Егор.

– Я это, я. Правильно смотришь, Егорушка. Твой пень-колода, – ответил голос.

«Чудны дела твои, Господи! Пень говорящий!» – изумился про себя Егор, отбрасывая в сторону дрова.

– Что ж ты такое есть, гость непрошеный? И чего от меня надобно?

– Да ты шибко не дивись парень, – отвечает пень. – В рождественскую пору у нежити много обличий. Сами-то небось с матушкой плошку с молоком для домового за печкой держите. А?..

– Скажешь тоже, ведь то домовой – Хозяин! – многозначительно потряс Егор рукавицей у головы. – А вот ты?.. Дело совсем другое. Что за наказание Господне? Вместо колядок на двор всякая нежить является?

Пень-голова сконфуженно закашлялся.

– Господь тут ни при чём, сынок. Не поминай всуе. Это дела бесовские, вовсе не вам в наказание. Сил моих больше нет служить проклятому, а и поделать с этим ничего не могу. Связан я заклятием.

– Складно молвишь, – озадаченно почесал затылок Егор, – да вот верится с трудом. Кабы своими глазами не увидал, ни в жисть не поверил бы. Вот ведь незадача! В такой праздник великий нельзя отказать просящему, а чего тебе надобно – ума не приложу. Ну, – допытывался он у пня, – что делать с тобой прикажешь?! А?.. Да и зябко тут однако вот так распотякивать, поди, не Липень на дворе.

Пень-голова немного призадумался.

– А знаешь, что?.. Ты меня, как матушка ко сну отойдет, в дом снеси, поведаю всё как есть, – оживился пень. – Выслушаешь, а потом уже и решишь по душе, как со мной быть. Хочешь – смилостивишься, хочешь – в печи сожжешь.

– Величать-то тебя как? Что там у вас у вашего брата есть, имена аль клички какие? – подбирая с земли поленья, поинтересовался Егор.

– В мире мертвых нас Душами кличут, а при жизни Дубыней величали.

– Дубыня, говоришь? Хорошее имя. Что ж, Дубыня, давай на том и порешим. Дрова вот в избу снесу, погожу, пока матушка почивать ляжет, и тотчас за тобой вернусь. Посидим, покумекаем, авось на чем сладимся.

Снес Егор дрова в избу, поленьев в печь подбросил. Матушка тем временем узвар заварила, блинов напекла. Стол накрыли, помолились, как водится, и отужинали на славу.

Проводил Егор разомлевшую родительницу на печь. Дождался, пока заснет. Тихонечко задвинул занавеску, потушил лучину. А свечу в окне гореть оставил: положено! Вот стихнет метель, и тут же разгуляется веселая Коляда как ни в чем не бывало, и горе кому пропустить такое торжество – весь год у того в том дому достатка не будет.

Оделся Егор потеплее. Оглядел избу.

– Эх ты! Дурья башка! – хлопнул себя по лбу. – Икону отвернуть забыл!

Исправив оплошность, подхватил с лавки большой холщовый мешок, сунул его на ходу за пазуху и осторожно выскользнул из избы.

С мешком за плечами, утопая по пояс в снегу, не без труда, перетащил он в избу пень-колоду. Сам на лавку сел, у стола, а Дубыню на пол поставил, по левую руку.

Вдруг за печкой послышался шорох. Это дедушка Домовой, почуяв неладное, поспешил выяснить причину. Второпях покидая уютный угол, неловко споткнулся о молочную плошку и мохнатым клубком выкатился на средину избы.

Маленький, безобидный с виду старичок, с ног до головы покрытый густой черной шерстью, неторопливо выпрямился и тут. взгляд его уперся в Дубыню. Огромные глаза, и без того ярко-желтые, вспыхнули вдруг такой ослепительной яростью, что, казалось, даже стены избы вздрогнули и застыли от ужаса.

– Ты чего же это творишь, паскудник?! – набросился Домовой на Егора. – Нежить в избу пустил?.. Не позволю! А ну, гони его прочь! Сгинь! Сгинь, нечистый! – махал на Дубыню своими маленькими ручонками разъяренный дедушка.

– Сам-то кто?.. В зеркало поглядись, прежде чем зыркать глазищами! – не удержался Дубыня.

– Тш-ш… – зашипел в ответ Егор, прижимая себе указательным пальцем уста. – Матушку разбудите, проснется невзначай, страху натерпится. Тише, окаянные! Сцепились как дети малые!

Побранщики затихли, испепеляя друг друга ненавистными взглядами.

– Ты, дедушко, прости, что без твоего ведома чудо это в дом принес, – обратился Егор к Домовому. – Кабы не ненастье лютое, разве ж я порядок бы нарушил? Ну какой с него злыдень? Посмотри! Доброхот он, как есть доброхот! Коли я, смертный, это разглядел, то ты и подавно его насквозь видишь. Как по моему разумению, так его для начала выслушать нужно, а потом уж и судить-рядить по совести.

Домовой пристально посмотрел на Дубыню и, удостоверившись в очевидном, многозначительно заключил: – Ладно, убедил покуда. Но смотри у меня! – наставительно погрозил Домовой пальцем Егору. – Всё слышу, но участвовать не буду. Сам разгребай… – Если что, я у себя, – добавил сердитый старичок и, тихонечко шаркая по полу мохнатыми ножонками, с достоинством истинного Хозяина скрылся за печкой.

И тут Дубыня наконец поведал Егору свою историю.

– В далекой юности это со мной приключилась. Подсел на одной пирушке ко мне богатый боярин. Приглянулся, мол, я ему очень. Крынку за крынкой медовухи мне подливает, а сам меж тем сулит добра всякого, если договор с ним заключу. Это я потом уже сообразил, что боярином тем сам Черт-Лукавый оборотился. А тогда. В общем, проснулся я утром с похмелья, а на окне кошель с золотыми, да берестяной контракт с сатаной о закладе души, кровушкой моей подписанный. Погоревал я, погоревал, да делать нечего. Кошель тот не простой оказался, а заговоренный: сколь золотых из него ни бери, а он все полон и полон.

Вот тогда и начались в моей жизни удивительные перемены. Зажил как сыр в масле, хозяйством большим обзавелся, хоромы выстроил, красавицу-невесту сосватал, свадьбу сыграли.

В ту пору, когда жена моя Любушка дочурку Марьюшку родила, случилась большая война с басурманином. Всех мужиков деревенских на цареву службу созвали. Но и там без бесовщины не обошлось. Реки крови лились, а мне хоть бы что. Ни мечи, ни копья, ни стрелы вострые меня не берут. Все побоища выстоял, ни царапины! Одолели мы тогда басурман окаянных.

А когда пришла пора домой возвращаться, явился ко мне Черт и потребовал кошель вернуть. Обуяла мной жадность великая, не отдал я ему кошель, обманул. Соврал, будто потерял его в пылу сражения. А если он ему сильно надобен, пусть сам на ратном поле его среди мертвых ищет.

И сказал мне Черт тогда такие слова: «Смотри, Дубыня, любой долг платежом красен. Придет и твоя пора за сладкую жизнь рассчитаться. А уж если про кошель соврал, я на том свете с тебя лично всякий раз по три шкуры спускать буду!»

Тогда я словам его значения не придал, утомился очень. А когда домой воротился, понял – кончилась моя жизнь! Пока я басурманина бил, Любушка моя при вторых родах скончалась, так и не родив ребеночка. Хозяйство в запустение пришло. Марьюшку, дочку, какая-то старуха увела на воспитание. Что за старуха, куда увела?.. Никто объяснить не мог. Горевал я крепко, бродил оборванцем по деревням, дочку искал, все без толку. Кошель с той поры не доставал, боялся.

Осьмнадцать лет без малого минуло, и оказался я в ваших местах, – тут и пришла мне в голову такая мысль: «Раз не нашел я Марьюшку на этом свете, буду искать на том!». Спрятал кошель в приметном месте, привязал камень на шею, да и бросился в реку. Так вот меня и не стало. Ну а, согласно договору с Чертом, сам понимаешь, попал я прямиком в преисподнюю. Там-то я уже и узнал, что это Черт тот в отместку мне за потерянный кошель Марьюшку мою со двора увел. А когда подросла Марьюшка, задумал замуж выдать – под очередной договор. Со дня на день ждет подходящего кандидата. Вот я и не выдержал, улучил момент да сбежал, пока Черт одной ведьме дородной знаки внимания оказывал. Мало у меня времени, парень, ищет он меня, вон какую метель копытами поднял, – закончил рассказ Дубыня.

– Так это по твою душу кутерьма такая на дворе творится?

– По мою, – вздохнул пень-колода.

– Чего же ты тогда от меня хочешь? Ведь это все ваши дела, навьи, потусторонние. Я-то тут при чем?

– Мне, понятное дело, помочь невозможно. Моя участь решенная. А вот Марьюшка. Помоги дочь спасти! Дело верное! Внакладе не останешься. Она матушке твоей доброй помощницей в избе станет, за хозяйством присмотрит, а гляди. и тебе суженой, коль друг другу приглянетесь. Ты вон парень холостой, и она девица на выданье.

– Скажешь тоже. – смутился Егор. – Не ради выгоды тебя в избу тащил, ради правды! Чего молоть попусту? На все воля Божья! А вот душу чистую у Черта на поводу оставлять, не по-людски это. Не по-нашему. Ну, сват, – улыбнулся Егор, – давай думать, как Марьюшку твою вызволять будем.

В избе воцарилась глубокая тишина, слышно было только, как дрова в печи потрескивают, да воет за окном не унимающаяся метель, беспрестанно молотя в оконце мелкой посыпью снега.


Скачать книгу "Рождественские истории Залесья. Вторая ночь от Рождества, или Забытое преданье" - Виктор Маликов бесплатно


100
10
Оцени книгу:
1 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка.орг » Ужасы » Рождественские истории Залесья. Вторая ночь от Рождества, или Забытое преданье
Внимание