Ненаучный подход

Жанна Лебедева
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: На одной из планет, колонизированных землянами, терпит крушение космический челнок. Его пассажиры оказываются в безвыходной ситуации на краю гибели Неожиданная помощь приходит от существа, скрытно обитающего поблизости...

Книга добавлена:
5-02-2024, 10:37
0
301
3
Ненаучный подход

Читать книгу "Ненаучный подход"



Ненаучный подход

Ненаучный подход

Всем брошенным книгам,

всем брошенным животным,

всем Верным и Честным, посвящаю

Вторая В не успела преобразиться до холодов. И пусть от человека в ней осталось мало, шерсть еще полностью не наросла, а передние лапы не окрепли для того, чтобы ходить на них уверенно, ведь недавно они были руками и служили совсем для другого. На пупырчатых от мороза проплешинах, беззащитная кожа краснела и шелушилась. Из приоткрытой пасти свешивался на кровавой ниточке вывалившийся зуб.

Холодно, грустно, обидно. Сестрицы Второй В преобразились быстро, словно сговорились с природой, а она отстала, поэтому уходила из дома последней.

Дом, собранный из массивных неотесанных бревен, стоял посреди тайги, укрытый от взгляда мохнатыми кедровыми лапами. В этом спрятанном от чужого глаза жилище уже много сезонов ютилась вместе с сестрами Вторая В. Обитательниц дома звали согласно тому, на кого они походили. Старшую сестру - Гиеной, трех погодок - Собакой, Лисицей и Волчицей, а Второй В такого имени не досталось. Пусть она и походила на волка, именем уже владела сестра. От рождения Вторая В звалась Второй Волчицей, но потом от "звериного" слова осталась только буква.

Все лето сестры "ходили" людьми и жили по-человечьи. Гиена и Собака раз в сезон отправлялись в Город На Окраине. Погрузив в тюки шкуры набитого за зиму и выделанного весной зверя, они пешком уходили на запад, туда, где начиналась большая вырубка. Город строился и от сезона к сезону становился все больше. Каждый раз, оставляя за спиной темную хвойную стену леса, сестры замирали от страха перед открытым освещенным пространством. За вырубкой начинались улицы одноэтажных деревянных домов, лабиринтом уходящие к центру. Когда сестры, продав товар, возвращались, столы в таежном жилище ломились от фруктов, крупы и сухарей - такие деликатесы было невозможно добыть в лесу, если только выменять на что-нибудь полезное у отдаленных соседей.

С приходом холодов уютная сытая жизнь заканчивалась. В такое время все становились угрюмыми и злыми. Близилось зимнее преображение. Каждый раз Вторая В ждала его с трепетом и страхом, а потом начинались мучения: спину сутулило так, что невозможным оказывалось поднять голову и приходилось смотреть исподлобья, во время еды шатались и выпадали зубы, зудела кожа, через нее жесткой щетиной лезла шерсть. Ходить прямо становилось тяжело, получалось передвигаться только с палкой или цепляясь за стены и мебель, а то и вовсе на четвереньках.

Потом приходила зима. С наступлением холодов в тайге появлялись чигунцы. Они безошибочно отыскивали любые источники тепла, пожирая все, что его порождает. Из-за чигунцов сестрам приходилось преображаться и коротать зиму в лесу. Зверь может жить без огня и теплого жилища, а человек нет. Но где огонь - там чигунцы, а где чигунцы - там погибель. До Города На Окраине эти прожорливые существа не добирались, то ли, как и сестры Второй В, опасаясь открытой местности, то ли из-за того, что городские жители, готовясь к холодам, начинали окуривать таежные границы отвратным вонючим дымом и опрыскивать почву едкой отравой...

Оставшись в одиночестве, Вторая В обошла дом и заглянула в темное окно. На подоконнике замерзали цветы, темнела по углам нехитрая мебель, прикрытая тряпками от пыли, на столе догрызала забытый сухарик мышь. Та из сестер, которая преображалась последней, от дома далеко не отходила, следя, чтобы все с ним было в порядке. Поэтому, поцарапав закрытую на большой засов дверь, Вторая В убедилась, что без рук ее не отпереть, так что не проберутся в жилище ни росомаха, ни медведь, ни лиса.

Снег во дворе был притоптан лапами сестер. Вокруг, насколько хватало глаз, мрачными исполинами стояли кедры. Вторая В ткнулась носом в следы, которые цепочками уходили в тайгу. Поймав запах Гиены, пошла к обледенелым шершавым стволам. Под ними в обсыпанном хвоей снегу виднелись ямки, оставленные лапами старшей.

Знакомый запах манил в чащу, мешаясь с застоявшимся ароматом смолы, хвои и холодного мяса. Чуть в стороне внимательные звериные глаза рассмотрели убитую Гиеной лису. Подойдя и обнюхав добычу, Вторая В насторожилась. Перевернула лапой тушку, под ней белыми крупинками копошились в изобилии личинки чигунцов. Беда! Пропала лиса! Вторая В отбросила ее в сторону и принялась топтать блестящие жирненькие комочки. Расправившись с личинками, она осмотрелась осторожно: с ветки ухнул водопад снега, среди пестрых золотисто-рыжих стволов что-то двигалось и трепетало. Чигунцы возились совсем рядом, наверное, напали на мышиную нору в снегу или отыскали еще один сестрин трофей. Им, чигунцам, все равно, кого есть - хоть мышь, хоть лося - если нашли, то уже не упустят.

Вглубь леса Вторая В не пошла, вернулась к дому. Покрутившись по привычке на месте, она свернулась на пороге родного жилья и провалилась в тревожный сон.

Отдохнув, потянулась, зевая во всю пасть, где только что прорезались и еще кровоточили новые зубы. Над головой со свистом пролетела серебряная звезда. Эти блестящие маленькие искры появлялись часто, они проносились по небосводу и исчезали за кудлатыми верхушками деревьев. Сестры, посещавшие город, говорили, что на таких неболетах издалека прилетают люди.

В этот раз звезда двигалась низко и уже не казалась блестящей точкой. Вторая В разглядела в сиянии большой округлый предмет, наполнивший гулом лесную тишину и пригнувший верхушки могучих кедров. Лавина горячего воздуха накрыла дом с прижавшимся к крыльцу зверем. Через пару секунд земля сотряслась от удара, а темная непроглядная чаща озарилась белым светом.

Вторая В заметалась, визжа от ужаса в полный голос. Тепло! Всепроникающее тепло привлечет чигунцов и тогда - все. Нет от них спасенья! Пропал дом, пропали запасы, пропали набитые на лето лисы и белки, запрятанные сестрами в снегу, пропала Вторая В! Скуля и припадая от страха на задние ноги, она все-таки побежала в сторону источника бедствия. По брюхо проваливаясь в глубокий снег, полезла без тропы в чащу, откуда светило белым. Там, на двух, подломленных от удара при падении, кедрах лежало огромное серебряное "яйцо" - чудесный неболет.

Подавшись всем корпусом вперед и подняв уши "кокошником", Вторая В напряженно рассматривала незнакомый предмет, бесшумно приподнимая и опуская верхнюю губу. Немного погодя из открывшегося в борту черного проема показался человек. Вторая В громко тявкнула от неожиданности, а пришелец, испуганный звуком мгновенно нырнул обратно в "яйцо". Через минуту он снова показался с ружьем в руках. Увидав оружие, Вторая В прижала уши за голову и со всех ног бросилась наутек, увязая лапами в сугробах, от чего ужас ее становился все больше и невыносимее.

Оказавшись у дверей дома, она села и отдышалась. Человек из неболета не бросился следом и стрелять тоже не стал. Похоже, ему не было дела до облезлого, пугливого зверя, сбежавшего прочь, едва завидев громоздкий объектив зеркального фотоаппарата. Положив камеру на колени, человек присел и принялся разглядывать необъятные кедровые стволы обступающей его тайги.

- Ну что там, Матвей Иванович, - спросил он с напускной бодростью, - опять навигатор нашкодил?

- И навигатор, Вася, и аккумулятор, - еще один пришелец, высокий и седой, высунул голову из люка и зажмурил подслеповатые глаза, увидав блестящий чистый снег, - так что веселого мало.

- А я вам, Матвей Иванович, говорил, что пора отправить на свалку это допотопное аккумуляторное барахло. Это же дешевка китайская, да еще и старая как мир. "Синдаи" автомобили не научились делать, а уже на космолеты замахнулись!

Вася в сердцах пнул серебряный бок типового "Синдаи-Колибри", старенького, латаного-перелатаного. Честно говоря, подобные машины редко доживали до десятилетнего возраста, так что этот пятнадцатилетний ветеран с нежным именем "Омела" совершенно не заслуживал подобного обращения.

- Тебе, Вася, не понять, - Матвей Иванович печально качнул головой, - как же так можно, это все равно, что пристрелить старую собаку. Я, ведь, "Омелу" на премию купил, за научные труды. Первая серьезная покупка. С моей работой я за долгие годы жизни каждую копейку беречь научился...

- Так зачем вы вообще в науку пошли, Матвей Иванович? - не дослушал своего спутника неугомонный Вася, - знали же, что много не заработаете? Открыли бы свой бизнес и жили припеваючи. Я, вот, тоже аспирантуру бросить думаю, неблагодарное дело, если в столице научному работнику еще можно что-то добыть, то в провинции шансов мало. Нам проректор по науке прямым текстом сказал: "Никакого финансирования! Все на учебные планы, а вы за свой счет давайте, публикуйтесь и по конфам гоняйте!". А мне оно надо, Матвей Иванович? Я лучше на завод пойду, который "Синдаи" через полгода в области отстроит, на "Колибрях" гайки крутить.

- Эх, Вася, тебе лишь бы гайки крутить, - приседая рядом с молодым человеком, грустно покачал головой седой ученый, - без науки, Вася, не было бы, как ты выразился, ни "Колибрей", ни заводов, ни гаек.

- Я может, вообще, жениться хочу! - вдруг встрепенулся Вася и посмотрел на Матвея Ивановича так, словно сказал что-то постыдное, - а у меня ни кола ни двора. На стипендию аспиранта в наше время не разживешься.

- Да и в мое время аспиранты в золоте не ходили, - примирительно кивнул тот, - и с кем же, Вася, ты решил, наконец, связать свою судьбу?

- Да хоть с кем, кто за меня пойдет, на той и женюсь, мне выбирать не приходится.

- Нет, Вася, это же ненаучный подход! - строго покачал головой Матвей Иванович, зябко кутаясь в термокуртку, - надо бы костер разжечь, в корабле отопление отключилось, эх, и дверь в жилой отсек заклинило...

Пока оба пришельца рассматривали незнакомый угрюмый лес и вели свою не слишком уместную в столь бедственной ситуации беседу, Вторую В терзали сомнения. Мысли прыгали в голове, как взбеленившиеся зайцы. А если придут и застрелят? А если пролезут в дом и ограбят? Унесут ковер из росомашьих шкур или, не дай бог, украдут крупу, сухари и портрет бабушки? А если придумают снова воздух нагревать и привлекут чигунцов? А если....

Не вынеся более мучительных мыслей, она решительно шагнула с заиндевелого крыльца. Под лапами морозно захрустел снег. Далеко в чаще пронзительно треснула надломленная ветка. Решив не оставлять незнакомцев без присмотра, Вторая В, пригибаясь, потрусила к месту падения неболета.

Несмотря на термокостюмы, Матвей Иванович и Вася сильно замерзли. Лес, показавшийся сначала приветливым и сказочным, изменился, потемнел. Между стволами проглядывали тени, ложились на снегу полосами. Кедры укоризненно покачивали мохнатыми головами, с их пышных зеленых шевелюр водопадами сыпался снег. Поднимался ветер

Костер занялся быстро, обледенелые ветви, облитые бензином для заправки зажигалок, лежавшим в кабине с незапамятных времен, полыхнули алыми язычками. Люди придвинулись ближе к огню, сняв рукавицы, принялись потирать озябшие руки.

Едва под костром начал плавиться снег, тихое спокойствие тайги нарушилось. Примятый ботинками плотный снежный настил пошел рябью, что-то задвигалось под ним, полосатые тени, перечеркивающие пространство под кедрами пришли в движение.


Скачать книгу "Ненаучный подход" - Жанна Лебедева бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка.орг » Социальная фантастика » Ненаучный подход
Внимание