Трое в лодке, не считая собаки [англ. и рус. параллельные тексты]

Джером К. Джером
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Трое друзей: Джордж, Гаррис и Джей (сокращенное от Джером) задумывают предпринять увеселительную лодочную прогулку вверх по Темзе. Они намереваются превосходно развлечься, отдохнуть от Лондона с его нездоровым климатом и слиться с природой. На нить повествования о путешествии по реке автор нанизывает, как бусы, бытовые эпизоды, анекдоты, забавные приключения и в конце концов благополучно прибывают в Лондон, где отменный ужин в ресторане примиряет их с жизнью, и они поднимают бокалы за свой мудрый последний поступок.

Книга добавлена:
21-01-2024, 10:28
0
169
53
Трое в лодке, не считая собаки [англ. и рус. параллельные тексты]
Содержание

Читать книгу "Трое в лодке, не считая собаки [англ. и рус. параллельные тексты]"



THREE MEN IN A BOAT (to say nothing of the dog). by JEROME K. JEROME
Джером К.Джером. Трое в одной лодке, не считая собаки (пер.М.Салье)

PREFACE.
ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА


The chief beauty of this book lies not so much in its literary style, or in the extent and usefulness of the information it conveys, as in its simple truthfulness.

Прелесть этой книги - не столько в литературном стиле или полноте и пользе заключающихся в ней сведений, сколько в безыскусственной правдивости.


Its pages form the record of events that really happened.

На страницах ее запечатлелись события, которые действительно произошли.


All that has been done is to colour them; and, for this, no extra charge has been made.

Я только слегка их приукрасил, за ту же цену.


George and Harris and Montmorency are not poetic ideals, but things of flesh and blood-especially George, who weighs about twelve stone.

Джордж, Гаррис и Монморенси - не поэтический идеал, но существа вполне материальные, особенно Джордж, который весит около двенадцати стонов {Стон - около 6,35 килограмма}.


Other works may excel this in depth of thought and knowledge of human nature: other books may rival it in originality and size; but, for hopeless and incurable veracity, nothing yet discovered can surpass it.

Некоторые произведения, может быть, отличаются большей глубиной мысли и лучшим знанием человеческой природы; иные книги, быть может, не уступают моей в отношении оригинальности и объема, но своей безнадежной, неизлечимой достоверностью она превосходит все до сих пор обнаруженные сочинения.


This, more than all its other charms, will, it is felt, make the volume precious in the eye of the earnest reader; and will lend additional weight to the lesson that the story teaches. London, August, 1889. Graphic of three men in a rowing boat

Именно это достоинство, скорее чем другие, сделает мою книжку ценной для серьезного читателя и придаст больший вес назиданиям, которые можно из нее почерпнуть.

Chapter I.
ГЛАВА ПЕРВАЯ


Three invalids.-Sufferings of George and Harris.-A victim to one hundred and seven fatal maladies.-Useful prescriptions.-Cure for liver complaint in children.-We agree that we are overworked, and need rest.-A week on the rolling deep?-George suggests the River.-Montmorency lodges an objection.-Original motion carried by majority of three to one.

Трое инвалидов. Страдания Джорджа и Г арриса. Жертва ста семи смертельных недугов. Полезные рецепты. Средство против болезней печени у детей. Мы сходимся на том, что переутомились и что нам нужен отдых. Неделя в море? Джордж предлагает путешествие по реке. Монморенси выдвигает возражение. Первоначальное предложение принято большинством трех против одного.


There were four of us-George, and William Samuel Harris, and myself, and Montmorency.

Нас было четверо - Джордж, Уильям Сэмюэль Гаррис, я и Монморенси.


We were sitting in my room, smoking, and talking about how bad we were-bad from a medical point of view I mean, of course.

Мы сидели в моей комнате, курили и рассуждали о том, как мы плохи, - плохи с точки зрения медицины, конечно.


We were all feeling seedy, and we were getting quite nervous about it.

Мы все чувствовали себя не в своей тарелке и очень из-за этого нервничали.


Harris said he felt such extraordinary fits of giddiness come over him at times, that he hardly knew what he was doing; and then George said that he had fits of giddiness too, and hardly knew what he was doing.

Г аррис сказал, что на него по временам нападают такие приступы головокружения, что он едва понимает, что делает. Джордж сказал, что у него тоже бывают приступы головокружения и он тогда тоже не знает, что делает.


With me, it was my liver that was out of order.

Что касается меня, то у меня не в порядке печень.


I knew it was my liver that was out of order, because I had just been reading a patent liver-pill circular, in which were detailed the various symptoms by which a man could tell when his liver was out of order.

Я знал, что у меня не в порядке печень, потому что недавно прочитал проспект, рекламирующий патентованные пилюли от болезней печени, где описывались различные симптомы, по которым человек может узнать, что печень у него не в порядке.


I had them all.

У меня были все эти симптомы.


It is a most extraordinary thing, but I never read a patent medicine advertisement without being impelled to the conclusion that I am suffering from the particular disease therein dealt with in its most virulent form.

Это поразительно, но всякий раз, когда я читаю объявление о каком-нибудь патентованном лекарстве, мне приходится сделать вывод, что я страдаю именно той болезнью, о которой в нем говорится, и притом в наиболее злокачественной форме.


The diagnosis seems in every case to correspond exactly with all the sensations that I have ever felt.

Диагноз в каждом случае точно совпадает со всеми моими ощущениями.


Man reading bookI remember going to the British Museum one day to read up the treatment for some slight ailment of which I had a touch-hay fever, I fancy it was.

Помню, я однажды отправился в Британский музей почитать о способах лечения какой-то пустяковой болезни, которой я захворал, -кажется, это была сенная лихорадка.


I got down the book, and read all I came to read; and then, in an unthinking moment, I idly turned the leaves, and began to indolently study diseases, generally.

Я выписал нужную книгу и прочитал все, что мне требовалось; потом, задумавшись, я машинально перевернул несколько страниц и начал изучать всевозможные недуги.


I forget which was the first distemper I plunged into-some fearful, devastating scourge, I know-and, before I had glanced half down the list of "premonitory symptoms," it was borne in upon me that I had fairly got it.

Я забыл, как называлась первая болезнь, на которую я наткнулся, - какой-то ужасный бич, насколько помню, - но не успел я и наполовину просмотреть список предварительных симптомов, как у меня возникло убеждение, что я схватил эту болезнь.


I sat for awhile, frozen with horror; and then, in the listlessness of despair, I again turned over the pages.

Я просидел некоторое время, застыв от ужаса, потом с равнодушием отчаяния снова начал перелистывать страницы.


I came to typhoid fever-read the symptoms-discovered that I had typhoid fever, must have had it for months without knowing it-wondered what else I had got; turned up St. Vitus's Dance-found, as I expected, that I had that too,-began to get interested in my case, and determined to sift it to the bottom, and so started alphabetically-read up ague, and learnt that I was sickening for it, and that the acute stage would commence in about another fortnight.

Я дошел до брюшного тифа, прочитал симптомы и обнаружил, что я болен брюшным тифом, - болен уже несколько месяцев, сам того не ведая. Мне захотелось узнать, чем я еще болен. Я прочитал о пляске святого Витта и узнал, как и следовало ожидать, что болен этой болезнью. Заинтересовавшись своим состоянием, я решил исследовать его основательно и стал читать в алфавитном порядке. Я прочитал про атаксию и узнал, что недавно заболел ею и что острый период наступит недели через две.


Bright's disease, I was relieved to find, I had only in a modified form, and, so far as that was concerned, I might live for years.

Брайтовой болезнью я страдал, к счастью, в легкой форме и, следовательно, мог еще прожить многие годы.


Cholera I had, with severe complications; and diphtheria I seemed to have been born with.

У меня был дифтерит с серьезными осложнениями, а холерой я, по-видимому, болен с раннего детства.


I plodded conscientiously through the twenty-six letters, and the only malady I could conclude I had not got was housemaid's knee.

Я добросовестно проработал все двадцать шесть букв алфавита и убедился, что единственная болезнь, которой у меня нет, - это воспаление коленной чашечки.


I felt rather hurt about this at first; it seemed somehow to be a sort of slight.

Сначала я немного огорчился - это показалось мне незаслуженной обидой.


Why hadn't I got housemaid's knee?

Почему у меня нет воспаления коленной чашечки?


Why this invidious reservation?

Чем объяснить такую несправедливость?


After a while, however, less grasping feelings prevailed.

Но вскоре менее хищные чувства взяли верх.


I reflected that I had every other known malady in the pharmacology, and I grew less selfish, and determined to do without housemaid's knee.

Я подумал о том, что у меня есть все другие болезни, известные в медицине, стал менее жадным и решил обойтись без воспаления коленной чашечки.


Gout, in its most malignant stage, it would appear, had seized me without my being aware of it; and zymosis I had evidently been suffering with from boyhood.

Подагра в самой зловредной форме поразила меня без моего ведома, а общим предрасположением к инфекции я, по-видимому, страдал с отроческих лет.


There were no more diseases after zymosis, so I concluded there was nothing else the matter with me.

Это была последняя болезнь в лечебнике, и я решил, что все остальное у меня в порядке.


I sat and pondered.

Я сидел и размышлял.


I thought what an interesting case I must be from a medical point of view, what an acquisition I should be to a class!

Я думал о том, какой интерес я представляю с медицинской точки зрения, каким приобретением я был бы для аудитории.


Students would have no need to "walk the hospitals," if they had me.

Студентам не было бы нужды "обходить клиники".


I was a hospital in myself.

Я один представлял собой целую клинику.


All they need do would be to walk round me, and, after that, take their diploma.

Им достаточно было бы обойти вокруг меня и затем получить свои дипломы.


Then I wondered how long I had to live.

Потом я решил узнать, долго ли я проживу.


I tried to examine myself.

Я попробовал себя обследовать.


I felt my pulse.

Я пощупал свой пульс.


I could not at first feel any pulse at all.

Сначала я совсем не мог найти пульса.


Then, all of a sudden, it seemed to start off.

Потом внезапно он начал биться.


I pulled out my watch and timed it.

Я вынул часы и стал считать.


I made it a hundred and forty-seven to the minute.

Я насчитал сто сорок семь ударов в минуту.


I tried to feel my heart.

Я попытался найти свое сердце.


I could not feel my heart.

Я не мог найти у себя сердца.


It had stopped beating.

Оно перестало биться.


I have since been induced to come to the opinion that it must have been there all the time, and must have been beating, but I cannot account for it.

Теперь-то я полагаю, что оно все время оставалось на своем месте и билось, но объяснить, в чем дело, я не могу.


I patted myself all over my front, from what I call my waist up to my head, and I went a bit round each side, and a little way up the back. But I could not feel or hear anything.

Я похлопал себя спереди, начиная с того, что я называю талией, до головы и немного захватил бока и часть спины, но ничего не услышал и не почувствовал.


I tried to look at my tongue.

Я попробовал показать себе язык.


I stuck it out as far as ever it would go, and I shut one eye, and tried to examine it with the other.

Я высунул его как можно дальше и зажмурил один глаз, чтобы глядеть на него другим.


I could only see the tip, and the only thing that I could gain from that was to feel more certain than before that I had scarlet fever.

Я увидел лишь самый кончик языка, и единственное, что это мне дало, была еще большая уверенность, что у меня скарлатина.


Man with walking stickI had walked into that reading-room a happy, healthy man. I crawled out a decrepit wreck.

Счастливым, здоровым человеком вошел я в эту читальню, а вышел из нее разбитым инвалидом.


I went to my medical man.

Я отправился к своему врачу.


He is an old chum of mine, and feels my pulse, and looks at my tongue, and talks about the weather, all for nothing, when I fancy I'm ill; so I thought I would do him a good turn by going to him now.

Это мой старый товарищ, и когда мне кажется, что я болен, он щупает мне пульс, смотрит мой язык и разговаривает со мной о погоде, - все, конечно, даром. Я решил, что сделаю доброе дело, если пойду к нему сейчас.


"What a doctor wants," I said, "is practice.

"Все, что нужно врачу, - подумал я, - это иметь практику.


He shall have me.

Он будет иметь меня.


He will get more practice out of me than out of seventeen hundred of your ordinary, commonplace patients, with only one or two diseases each."

Он получит от меня больше практики, чем от тысячи семисот обычных, рядовых больных с одной или двумя болезнями".


So I went straight up and saw him, and he said:

Итак, я прямо направился к нему. Он спросил:


"Well, what's the matter with you?"

- Ну, чем же ты болен?


I said:

Я ответил:


"I will not take up your time, dear boy, with telling you what is the matter with me.

- Я не стану отнимать у тебя время, милый мой, рассказывая о том, чем я болен.


Life is brief, and you might pass away before I had finished.

Жизнь коротка, и ты можешь умереть раньше, чем я кончу.


But I will tell you what is not the matter with me.

Но я скажу тебе, чем я не болен.


I have not got housemaid's knee.

У меня нет воспаления коленной чашечки.


Why I have not got housemaid's knee, I cannot tell you; but the fact remains that I have not got it.


Скачать книгу "Трое в лодке, не считая собаки [англ. и рус. параллельные тексты]" - Джером К. Джером бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка.орг » Юмористическая проза » Трое в лодке, не считая собаки [англ. и рус. параллельные тексты]
Внимание