Эльфийский Петербург

Алексис Опсокополос
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Дело двух лет завершилось успехом — похищенные дети спасены, а войны удалось избежать. Отношения Романа с отцом потихоньку налаживаются. Сила крепнет, знаний становится всё больше, авторитет растёт. Казалось бы, всё не так уж и плохо. Но вот только противостояние Петербурга и Новгорода никуда не делось и в любой момент может перейти на новый уровень.

Книга добавлена:
5-02-2024, 10:26
0
167
60
Эльфийский Петербург

Читать книгу "Эльфийский Петербург"



Глава 1

До администрации кесаря я добрался быстро — Иван Иванович отправил за мной машину, снабжённую мигалками и совершенно безбашенным водителем. Поэтому все пробки мы объезжали с рёвом сирены и по встречной полосе. В принципе было весело, но как-то нервозно, а я только более-менее начал приходить в себя.

Ещё пока гнали по улицам, я не раз подумал про бабушку и её способ перемещаться при помощи порталов. Это было невероятно удобно — она явно давно уже была дома. Хорошая это штука — пространственная магия. А ведь до того, как я стал тесно общаться с княгиней Белозерской, я был уверен, что это что-то из разряда легенд.

Я слышал про такое, но в Кутузовке про пространственную магию даже и не упоминали. Как и про анимагов, впрочем. Но всё это, как выяснилось, вполне себе существовало и даже активно использовалось моей бабушкой и её помощниками. И почему-то я был уверен, что меня ожидало ещё много сюрпризов.

Когда я вошёл в приёмную Романова, его секретарь встретила меня уже как родного — молча кивнула, изобразив таким образом приветствие, и указала на дверь в кабинет кесаря.

«И вам тоже здрасьте», — подумал я, молча кивнул в ответ и вошёл к Александру Петровичу.

Милютин уже был там. Едва я вошёл и поздоровался, он оглядел меня с головы до ног и сказал:

— Хорошие туфли.

— И костюм тоже неплох, — заметил кесарь.

— Спасибо! — ответил я разом на оба комплимента.

Александр Петрович встал из-за стола и направился в мою сторону. Подойдя ко мне, он по-отечески меня приобнял, пожал мне руку и сказал:

— Ну здравствуй! Рад видеть тебя живым, а то мы уже чего только не подумали. Рассказывай, где был? Иван Иванович уверяет, что ты встречался с Вильгельмом Пятым. Это так?

— Да, — ответил я.

— Когда?

— Час назад.

— Зачем?

— Мы с ним вели переговоры.

— От чьего имени?

— Ни от чьего. Просто переговоры.

— Переговоры нельзя просто вести, — с лёгким раздражением заметил кесарь. — Но хорошо, допустим, просто вели. О чём?

— Я же сказал Ивану Ивановичу: об освобождении ребят.

— И как? Успешно?

— Да. Вильгельм Пятый обещал всех вернуть, кроме немцев. Поляков не хотел отдавать, но мы с бабушкой настояли.

— Да вы просто чудо-переговорщики. Расскажешь, как вам удалось уговорить одного из самых непредсказуемых и упёртых монархов мира отдать результат многолетней работы его спецслужб?

— Мы обменяли ребят на барона фон Лангермана.

— Что?! — хором воскликнули Романов и Милютин.

— Барон тоже твоя работа? — добавил генерал КФБ.

— Да, моя. Это получилось случайно, но очень кстати. Сначала бабушка допросила фон Лангермана, и мы получили информацию о том, сколько в Польше вообще ребят содержится, а потом мы ещё и договорились его на них обменять.

— Потрясающе! — воскликнул кесарь. — У меня просто нет слов. Наша ударная группировка, собранная из лучших одарённых и самых подготовленных бойцов, проваливает спецоперацию, а ты каким-то образом ловишь немецкого барона и меняешь его на всех детей.

— Александр Петрович, простите, но я Вас не понимаю. Вы чем-то недовольны? — прямо спросил я кесаря, потому что в его словах постоянно проскальзывали то ирония, то раздражение.

— Недоволен, — мрачно произнёс кесарь. — Но ты здесь ни при чём. Ты молодец. И бабушка твоя — молодец. Мою благодарность ей словами не описать. Но сама ситуация, когда наши силовики проваливают спецоперацию, а потом старушка и мальчик всё спасают, меня напрягает. Причём сильно.

— Я не мальчик, а бабушка не старушка, — немного обидевшись, сказал я.

— Это я образно. Не обижайся. Расскажи-ка нам лучше, как тебе удалось этого фон Лангермана поймать, ну и насчёт обмена подробнее хотелось бы узнать. Нам ведь теперь к нему надо готовиться

Я вкратце рассказал, как мы схватили барона, как допрашивали его, как ездили на переговоры к Вильгельму Пятому и о чём договорились. Рассказал про обмен ребят на фон Лангермана и про обмен пленными. Дал Милютину телефон Ристо и сказал, что эльф будет помогать. В общем, отчитался по полной программе и в конце ещё раз коснулся обмена пленными:

— Вильгельм Пятый дал слово, что всех наших бойцов и магов, попавших в плен к немцам во время спецоперации, отдадут. Всех до единого. И он ждёт того же от нас.

— Разумеется, тоже всех отдадим, — сказал кесарь. — Зачем они нам?

— А какой будет процедура обмена? — спросил Милютин.

— Сначала они вернут всех ребят, потом бабушка отдаст им барона. А по пленным я не знаю, это не обсуждали.

— Если император дал установку, то проблем быть не должно. Немцы исполнительные, — сказал кесарь. — Я после нашей встречи тоже дам распоряжение Панину и Валуеву.

Александр Петрович усмехнулся, покачал головой, некоторое время помолчал, а затем сказал:

— Скажи, Роман, а во время допроса фон Лангермана ты, случайно, не спросил его, кто рассказал немцам про спецоперацию?

— Я не случайно, а специально его об этом спросил, — ответил я и рассказал кесарю всё, что узнал от барона про звонки в консульство, утаив лишь тот факт, что звонивший знал про Яроша.

Так поступить — было лучше всего. Врать кесарю и говорить, что я не в курсе, было опасно, он бы это почувствовал, а вот утаить деталь, даже такую важную, можно было незаметно. А рассказать всю правду я пока был не готов. При этом я не мог даже логично объяснить сам себе, почему. Просто не готов, и всё.

Вроде бы я доверял Романову и доверял Милютину. Им двоим больше всех доверял, хотя Ивану Ивановичу немного больше. Но даже при одном проценте вероятности, что информацию немцам передал кто-то из них, я бы подписал себе приговор. Меня могли ликвидировать как важного свидетеля. А этого мне очень не хотелось.

На самом деле, я не мог даже предположить, зачем кому-то из них это делать, просто исходил из того, что случается всякое — даже то, о чём никогда не подумаешь. Но с другой стороны, рано или поздно рассказать бы пришлось — надо ведь было как-то искать предателя. И в этом плане ситуация была очень удобная — рассказать им двоим одновременно. Тогда я переставал быть единственным, кто знал эту тайну.

Но даже при таком варианте, имело смысл сразу же после этого уехать к бабушке на некоторое время — пока не найдут предателя. Устал я от приключений и опасностей. А уезжать до возвращения ребят было нельзя, поэтому я и не рассказал, что звонивший знал про Яроша. Я решил сделать это сразу, как только произойдёт обмен ребят на барона. В конце концов, плюс-минус три дня ничего не решали, а обезопасить себя стоило.

— Ты снова нам сильно помог, — голос Романова вывел меня из раздумий. — Мы не будем тебя больше задерживать.

— Водитель отвезёт тебя, куда скажешь, — добавил Милютин.

— Разрешите обратиться к вам с маленькой просьбой? — спросил я, прежде чем уйти.

— Да хоть с большой. — ответил кесарь улыбнувшись.

— Она действительно маленькая. В центре «Ост» я наткнулся на своего друга, мы с моим телохранителем его нейтрализовали и обездвижили, как и ещё нескольких ребят, чтобы они не полезли в бой и не погибли, сражаясь за немцев. Я слышал, что многих ребят смогли вывезти. Можно проверить, есть ли в их числе мой друг? Его польское имя Томаш Вачински.

— Это не проблема, — сказал Милютин. — Я сегодня же распоряжусь, чтобы проверили.

Я поблагодарил Ивана Ивановича, попрощался с ним и кесарем и покинул кабинет. Водитель отвёз меня в центр города, в этот раз ехали без мигалки. В центре я решил немного прогуляться. Ещё стоя у отеля, я отметил, что при такой замечательной погоде не погулять и не подышать свежим воздухом — преступление. Преступником быть не хотелось, спешить было некуда, в общем, всё сложилось в пользу прогулки.

На столицу уже опустились сумерки, кое-где уже включилось вечернее освещение. Выйдя возле памятника Александру Невскому, я по Воскресенскому бульвару дошёл до кремля, перебрался по мосту на противоположный берег Волхова, прогулялся по набережной. Всё это было очень непривычно. Последние дни я провёл либо в спешке, либо на нервах, а в основном совмещая беготню и нервотрёпку. А тут вдруг свободное время — отвык я от такого.

*****

В особняке князя Седова-Белозерского проходило внеочередное заседание совета «Русского эльфийского ордена», созванное графом Жилинским. Денис Гордеевич собрал товарищей по ордену, чтобы высказать своё недовольство действиями Николая Константиновича, временно исполняющего обязанности магистра. Жилинский считал, что действия Седова-Белозерского вредят общему делу, и объяснял, почему он так считает.

Основных обвинений было два: отказ от тесного сотрудничества с Британией и сохранение перемирия в момент конфликта федералов со Священной Римской империей. Николай Константинович внимательно всё выслушал и взял слово.

— По вопросу сотрудничества с англичанами я уже не раз высказывался, — сказал Седов-Белозерский. — В ней нет острой необходимости, а опасность это несёт большую. И Вы уж меня простите, но я не вижу смысла повторять это всё. А что касается перемирия, то я полностью согласен с Вами, Денис Гордеевич, время для нападения на Новгород было идеальным.

— Я Вас не понимаю! — воскликнул Жилинский. — Если время было идеальным, то почему мы ничего не предприняли?

— Потому что есть нюанс.

— И какой же? Надеюсь, это не секрет?

— Уже нет, — ответил Седов-Белозерский. — Как вам всем уже известно, федералы вместе с орками атаковали четыре военных объекта на территории Польши. Это были не простые объекты — это были центры по подготовке боевых магов. И готовили этих магов из одарённых подростков, которых агенты империи похищали в разных странах, в том числе и в России.

— Откуда у Вас эта информация, Николай Константинович? — поинтересовался князь Гагарин.

— Полагаю, князь получил её от своего сына, который, работает на Романова, — с ехидцей в голосе сказал Жилинский.

— Это правда? — с удивлением воскликнул граф Уваров.

— Правда, что я получил эту информацию от Романа, — ответил Седов-Белозерский, бросив гневный взгляд на Жилинского. — Что касается работы Романа на кесаря, это неправда. Роман на него не работает. Но мой сын принимал участие в спецоперации федеральных спецслужб, потому что в тех центрах находились его друзья.

— Но какое это всё отношение имеет к нам? — поинтересовался граф Уваров.

— В тех центрах содержались и дети из Петербургской губернии, ответил Седов-Белозерский. — Немцы похищали и наших детей.

— Но почему я не слышал ни об одном таком случае? — спросил Жилинский.

— Они похищали только выбраковку, поэтому никто не обращал у нас на это внимания. Федералы и орки давно били тревогу. А когда они наконец-то узнали про эти центры, то приняли решение их атаковать и освободить детей. Если бы во время этой спецоперации мы прервали перемирие, то… — Седов-Белозерский на секунду запнулся, подбирая нужные слова. — То это было бы неправильно.

— Но почему нас должна волновать судьба выбраковки, Николай Константинович? — удивился Жилинский.

— Потому что это всё равно наши дети! — повысив голос, произнёс Седов-Белозерский.


Скачать книгу "Эльфийский Петербург" - Алексис Опсокополос бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка.орг » » Эльфийский Петербург
Внимание