Алые сердца. По тонкому льду

Тун Хуа
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: В этом захватывающем продолжении истории Малтай Жоси, она продолжает свою жизнь при императорском дворе, где интриги и опасности стали неотъемлемой частью ее бытия. Участие в борьбе принцев за престол полностью поглощает ее внимание, и она почти забывает о своем прошлом в XXI веке.Запретный город и император Канси с его сыновьями стали для нее второй семьей, и она даже влюбилась в одного из принцев. Однако политические интриги и перемены на дворе делают ее жизнь сложной и опасной. Она знает судьбы принцев и грозный финал, который предсказан историей.Теперь Жоси стоит перед сложным выбором: изменить ход истории и защитить тех, кого она любит, или оставить все как есть и принять неминуемый финал. Ее смелость, умение и решимость будут подвергнуты серьезным испытаниям в этой опасной игре во дворце.

Книга добавлена:
5-02-2024, 10:37
0
219
14
Алые сердца. По тонкому льду

Читать книгу "Алые сердца. По тонкому льду"



Цветет абрикос, идет весенний дождь, и молодежь веселится

Четвертый год эры Юнчжэна

Наступила ранняя, еще холодная весна, и по-прежнему случались заморозки. Тщедушным девчонкам было зябко, и они продолжали носить курточки на ватной подкладке, Чэнхуань же перестала обращать внимание на увещевания нянюшек и теперь носила алое весеннее платьице. Будучи весьма подвижной, она не любила сложные прически с украшениями, а потому вопреки воле нянюшек требовала, чтобы служанка связала ее волосы в самое простое кольцо.

После обеда были уроки игры на чжэне. Наставник, однако, некоторое время учил ее, а затем уронил голову на инструмент и задремал. Смеясь исподтишка,

Чэнхуань взяла линейку для наказаний, собираясь ткнуть ей наставника, как вдруг за окном появился ясноглазый, по виду весьма озорной мальчишка.

– Не балуй, – со смешком сказал он, – если ты его разбудишь, не сможешь сбежать.

– Лекарства, которое я ему дала, достаточно, чтобы он две-три стражи спал беспробудным сном, – скорчив мальчишке рожу, заявила Чэнхуань.

Взяв кисть, она нарисовала у наставника на лбу большую черепаху, спящую без задних ног, а потом подобрала юбку и, ступив на скамью, выпрыгнула прямо в окно.

Стоящий под окном мальчишка поймал ее, и дети, взявшись за руки, помчались что есть мочи. Они бежали долго-долго. Добежав до моста, они остановились, чтобы перевести дух.

Тем мальчишкой был Хунчжоу, пятый сын императора Юнчжэна. Имевший от рождения проказливый нрав, он постоянно бедокурил, при этом, боясь наказания, всегда брал с собой обожаемую императором Чэнхуань. Поначалу он просто хотел сделать из нее козла отпущения, но со временем между ними возникла настоящая привязанность и они стали друг другу ближе родных брата и сестры. Если Хунчжоу совершал какую-нибудь пакость, рядом обязательно была Чэнхуань, если же Чэнхуань проказничала, то ее проказы не обходились без Хунчжоу.

Чэнхуань взглянула на верхушку плакучей ивы, где только-только начали проклевываться новые листочки, и сказала:

– Жаль, что у братца Хунли появилась новая супруга и теперь он совсем не обращает на нас внимания.

Хунчжоу улыбнулся:

– Это вовсе не из-за новой супруги, а из-за царственного отца.

Подражая учтивым манерам Хунли, он прошелся по дорожке, смотря прямо перед собой, и медленно проговорил:

– Да, царственный отец.

Чэнхуань громко рассмеялась, подумав, что Хунли, должно быть, прямо сейчас произносит эти самые слова.

В это время в зале Циньчжэндянь Хунли, потупившись, почтительно произнес:

– Да, царственный отец.

Договорив, Хунли ощутил ужасный зуд в носу и, не сдержавшись, чихнул, тут же задрожав от страха: вдруг царственный отец примет это за проявление непочтительности? Юньсян, циньван И, тут же разрядил обстановку, со смехом заметив:

– Должно быть, кто-то вспоминает четвертого принца.

Хунли улыбнулся, подумав, что спасен.

Всю вторую половину дня Хунли сопровождал императора Юнчжэна. Выйдя из зала Циньчжэндянь, он по-прежнему ощущал на себе давящий взгляд проницательных глаз. Настроение было испорчено. С царственным отцом никогда нельзя было понять, счастлив он или же разгневан. Как бы Хунли ни старался, какое бы усердие ни проявлял, от него невозможно было дождаться ни одного слова похвалы; напротив, он часто бранил сына в присутствии толпы придворных или читал нотации. Порой Хунли чувствовал такое опустошение, что вовсе не хотел видеть царственного отца, но понимал, что не может не являться к нему.

Хунли заметил нескольких евнухов, что с лицами, полными тревоги, беспорядочно носились по дорожкам, будто безголовые куры.

– В чем дело? – мимоходом поинтересовался он у одного из евнухов, что оказался рядом.

– Ваш покорный слуга слышал, что пятый принц вновь сбежал с уроков, и теперь они повсюду разыскивают его.

Нахмуренный лоб Хунли слегка разгладился. В последние годы царственный отец углубился в учение Будды, женщины его не интересовали, а значит, больше у него не будет детей. Это, в свою очередь, означает, что передать императорский трон он сможет лишь ему или Хунчжоу. Умный и бойкий Хунчжоу мог бы стать весьма серьезным противником, если бы тратил все свое время не на игры и развлечения, а на надлежащие дела. Таким образом, у царственного отца есть только он, Хунли, вне зависимости от того, доволен он им или же нет.

Погруженный в свои мысли, он дошел до моста. На этой стороне густо росли зеленые ивы, а на другой располагалась роща цветущих абрикосовых деревьев.

Тонкие, полупрозрачные, будто изо льда или тонкого шелка, цветы густо покрывали деревья до самой верхушки. Бледные бело-розовые облака лепестков закрывали небосвод, словно клочья тумана или свежевыпавший снег. От малейшего дуновения ветерка лепестки градом сыпались вниз. Вся земля под деревьями уже была засыпана ими, и на мелких лазурных волнах под мостом тоже колыхались бесчисленные опавшие цветы.

Пробираясь через рощу под дождем из лепестков, Хунли внезапно увидел на одном из деревьев качели, а на них – девушку. Она раскачивалась, заставляя качели с каждым разом взмывать все выше, и, нисколько не боясь, звонко смеялась. Ее смех, пробиваясь сквозь облака абрикосовых лепестков, казалось, заполнял собой весь мир. Ее алое платье горело, словно утренняя заря, водопад черных волос, свободных от оков тяжелых украшений, что были приняты во дворце, живо развевался на ветру среди летящих абрикосовых лепестков. Хунли впервые осознал, что развевающиеся пряди черных как смоль волос тоже могут нести в себе нежность весны.

Хунли невольно остановился, думая: придворная дама из какого дворца может вести себя столь смело? Он почти мгновенно понял, в чем дело, и, вздохнув про себя, развернулся, собираясь уходить.

– Ах! – испуганно вскрикнула девушка и упала с качелей.

Хунли поспешно повернулся и, подскочив к качелям, протянул руки, ловя девушку.

Она упала в его объятия в дожде из летящих лепестков, похожая на прекрасный цветочный дух. В ее лице не было и капли страха, лишь озорство и самодовольство.

– Братец Хунли, я это нарочно.

Несколько мгновений Хунли оторопело разглядывал девушку у себя на руках, а потом как ни в чем не бывало опустил ее на землю и с улыбкой проговорил:

– А если бы я тебя не поймал?

– Я знала, что поймаешь, – уверенно сказала Чэнхуань. – Главное, чтобы ты захотел что-то сделать, и тогда сделаешь это во что бы то ни стало.

Хунли мгновенно пришел в прекрасное расположение духа, будто все обиды, все неудачи, что он претерпел, находясь рядом с отцом, рассеялись в один миг.

– Это Хунчжоу вывел тебя погулять? – с улыбкой спросил Хунли. – Где он?

– Там, – улыбнулась в ответ Чэнхуань, указывая куда-то вглубь абрикосовой рощицы. – Они не хотели брать девочку в игру, поэтому я пошла качаться на качелях.

– Пойдем посмотрим, – скомандовал Хунли.

Не успели они приблизиться, как еще издали услышали голоса. Хунчжоу, похоже, с кем-то ссорился.

– Мои отец и матушка из благородных маньчжуров, и их предки служили самому императору Нурхаци. А Чэнхуань? Просто никчемная дрянь, никакая не гэгэ.

Кулак Хунчжоу тут же впечатался в лицо говорящего, и тот возвратил любезность, ударив Хунчжоу в ответ. И, сцепившись в драке, оба покатились по земле.

Противником Хунчжоу был младший брат первой супруги Хунли, урожденной Фука. Окружавшие их мальчишки тоже были все как один благородного происхождения, спесивые и высокомерные, а Хунчжоу никогда не обладал истинным авторитетом принца, поэтому никто не собирался разнимать дерущихся – напротив, все радостно хлопали в ладоши и поощрительно вопили.

Хунли вежливо кашлянул. Все обернулись к нему и торопливо поприветствовали:

– Всех благ четвертому принцу!

Дерущиеся же, не обратив на него внимания, продолжали кататься по земле.

– Растащите их, – приказал Хунли.

Несколько человек тут же подскочили и, схватив каждый по мальчишке, оттащили их друг от друга. Затем Хунли принялся бранить Хунчжоу. Тот хотел было объясниться, но взглянул в лицо Чэнхуань, которая стояла позади, сжал губы и замолк.

Закончив делать Хунчжоу внушение, Хунли велел всем расходиться. Подождав, пока все уйдут, Хунли наклонился, чтобы осмотреть следы драки на лице Хунчжоу. Не успел он и рта открыть, как Хунчжоу выпалил:

– Я понимаю ход твоих мыслей, четвертый брат. Если раздуется скандал и царственный отец узнает об этом, то не станет разбираться, был я прав или нет, и первым делом спустит с меня шкуру.

Хунли искренне обожал своего скандального, но очень умного брата.

– Хорошо, что ты все понимаешь, – с улыбкой произнес он.

– Почему они так любят поносить меня? – с недоумением спросила подошедшая Чэнхуань.

– А разве кто-то тебя поносил? – мгновенно отозвался Хунчжоу.

– Не пытайся обмануть меня, я все понимаю. Они говорят, что я не родная дочь своего отца, а просто приемыш, которого взяли с улицы.

– Вздор, все вздор! – вскричал Хунчжоу. – Кто мог сказать такое? Скажи мне его имя – и я расквашу ему физиономию.

Чэнхуань спокойно смотрела на него. В ее глазах стояла такая печаль, что Хунчжоу тут же прекратил вопить.

Хунли положил руки на плечи Чэнхуань и, нагнувшись, пристально взглянул ей в глаза.

– Если тебя поставить на второе место среди тех в Запретном городе, в ком царственный отец души не чает, то первое место не сможет занять никто, – с улыбкой проговорил он. – В душе они завидуют тебе, а потому нет ничего удивительного в том, что они пытаются очернить тебя клеветой. Принимая их слова за чистую монету, ты попадаешься в их ловушку. Неужели ты хочешь, чтобы они добились своего?

Чэнхуань ненадолго задумалась и, решив поверить словам Хунли, сказала:

– Не хочу.

– Тогда улыбнись.

Чэнхуань немедленно улыбнулась. Им показалось, будто радостный весенний ветерок промчался мимо, погладив их по щекам, на ветках распустилось еще больше цветов и весь мир кругом тотчас наполнился очарованием. Даже Хунчжоу, все это время дувший щеки от злости, не удержался и весело засмеялся.

– Скоро ужин, и присматривающие за вами евнухи и придворные дамы, должно быть, с ног сбились, ища вас повсюду, – улыбнулся Хунли. – Я провожу вас двоих домой.

– Перед словом «провожу» ты забыл добавить «под надзором», да? – пробурчал себе под нос Хунчжоу.

Чэнхуань обиженно надула губы:

– С тех пор как ты, братец Хунли, женился, совсем перестал веселиться вместе с нами!

Чэнхуань с Хунчжоу переглянулись и, внезапно схватив с земли по пригоршне абрикосовых лепестков, швырнули ими в лицо Хунли. Тот поднял было руки, чтобы загородиться, но это не помогло – теперь лепестки покрывали все его лицо. Хунчжоу с Чэнхуань залились смехом и, снова вооружившись лепестками, безостановочно продолжали с хохотом швыряться в Хунли.

Хунли глядел на них, и ему казалось, что он вернулся в детство. Внезапно забыв обо всем, он тоже нагреб на траве лепестков и стал кидаться ими в ответ. В один миг в воздух взмыло облако лепестков, закрыв небеса. Трое молодых людей не переставая забрасывали ими друг друга, и вскоре лепестки покрыли их с ног до головы.


Скачать книгу "Алые сердца. По тонкому льду" - Тун Хуа бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка.орг » Любовные романы » Алые сердца. По тонкому льду
Внимание