Лейтенант

Amazerak
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Приключения в Южной Америке и возвращение в Россию.

Книга добавлена:
5-02-2024, 10:24
0
115
48
Лейтенант

Читать книгу "Лейтенант"



Часть I. Глава 1

Дышать было нечем, рубашка промокла насквозь от пота. Мало того, что на улице – жуткая духота, так ещё и котёл жарит, прямо спиной. Я постоянно вытирал лоб и глаза платком, но всё равно солёные ручьи текли из-под шлемофона, мешая сосредоточиться на наблюдении за местностью, которое я вёл через перископ в командирской башенке.

Танк ехал по размокшей от ливней дороге между утлыми кирпичными домишками с бамбуковыми, частично обвалившимися крышами. Из-за частых обстрелов во всём посёлке не осталось ни одного целого строения. Я высунулся из люка. Так был и обзор лучше, и не так душно. Но из-за дикой влажности даже на улице я чувствовал себя как в бане.

Последние три дня с неба лились безостановочные потоки воды, и солдаты обеих сторон сидели по окопам, но стоило хлябям небесным закрыться, война тут же возобновилась. Бой шёл за посёлок, который целый месяц находился под контролем английских герцогов. Неделю назад командование александрийской армии перебросило сюда полк пехоты и наш танковый батальон и, как только погода нормализовалась, мы пошли на штурм.

Я ехал в однобашенном танке, вооружённом короткоствольной 77-мм пушкой. Машина выглядела неказисто, а большая высота делала её хорошей мишенью. Но зато танк имел серьёзную по здешним меркам защиту. Лобовую броню мы нарастили дополнительными листами так, что толщина стала равняться почти десять сантиметров, борта тоже укрепили. Скорость немного упала, но машина и так резвостью не отличалась, к тому же, когда танк используется в качестве средства поддержки пехоты, манёвренность отходит на второй план. А до иного применения танков тактическая мысль в этом мире пока не доросла.

Вот и сейчас мы двигались вместе с пехотой, которая с винтовками наперевес шлёпала по грязи слева и справа от машины. Взглянув вниз, я мог наблюдать вокруг тёмно-зелёные каски бойцов седьмого пехотного батальона, которому придали мой взвод, состоящий из четырёх машин.

Время от времени грохотали взрывы: работала артиллерия, как наша, так и вражеская. Повсюду раздавалась ружейная и изредка пулемётная стрельба. Другие три танка двигались по параллельным улицам. Бой шёл уже часа два, но потерь у меня пока не было: все машины оставались в строю.

На перекрёстке, к которому мы подходили, взорвался очередной снаряд, подкинув вверх комья земли и расплескав лужу. Пехотинцы шлёпнулись пузом в грязь. Совсем близко пролетел осколок, другой звякнул о броню, но осколки меня не пугали: моя энергетическая защита легко выдерживала их попадание.

Мы миновали этот перекрёсток и подъехали к следующему, на котором дымился вражеский лёгкий танк. За домами поблизости прятался взвод пехоты.

– Кузьма, стоп машина! – крикнул я мехводу. Танк с рывком остановился.

– Не можем наступать, – крикнул мне на плохом английском с сильным французским акцентом пехотный лейтенант, расположившийся вместе с радистом за подбитой машиной. – Пулемёт, – он махнул рукой в сторону, где находилась цель.

– Понял, – ответил я тоже по-английски, хотя понял я лейтенанта с трудом. За три месяца, проведённые мной на фронте, я научился худо-бедно изъясняться на английском, но даже носители языка меня не всегда понимали. Некогда лет сто назад Александрия ещё являлась английской колонией, а теперь это было самостоятельное государство, постоянно воюющее со своими бывшими хозяевами. И кто тут только не встречался: германцы, французы, испанцы, и даже русские, не говоря уже о коренном населении. И русских тут оказалось предостаточно. Так, например, танковая рота, в которую меня определили, полностью состояла из моих соотечественников.

Я спрятался в башню, танк наш протиснулся между угловой полуразрушенной халупой и подбитой машиной и выбрался на перпендикулярную улицу. Я прильнул к перископу и вскоре понял, где засел вражеский пулемётный расчёт: он находился на первом этаже изрешечённого пулями двухэтажного дома с крошечными окошками и большой дырой на втором этаже. Я навёл орудие и приказал зарядить осколочно-фугасный.

Пушка грохнула у меня под ухом, снаряд пробил стену из хлипкого кирпича и взорвался внутри. Застрочил наш курсовой пулемёт. На всякий случай я выпустил ещё один снаряд. Он попал прямо под окном, в котором засел враг. Путь был свободен. Теперь дело за пехотой.

Я высунулся из люка, хотел крикнуть пехотному лейтенанту, чтобы тот наступал, но тут за дальними домами показался дым от трубы. Я нырнул в башню, приказал заряжать бронебойный и прильнул к прицелу.

Из-за угла полуразрушенной хибары в конце улицы выехал, дымя трубой, неказистый танк с длинноствольным орудием в носу и башней на крыше с пушкой мелкого калибра. Наше орудие плохо подходило для борьбы с бронированными целями, а избежать столкновения мы не могли – оставалось надеяться на удачу.

Я медлить не стал: едва вражеский танк показался из-за руин, как я произвёл выстрел, который должен был поразить противника в боковую проекцию. Болванка ударилась об угол корпуса и отрикошетил.

– Кузя, задний ход, за дома, – сказал я. – Ваня, бронебойный.

Наш танк пополз назад, чтобы спрятаться за ближайшее строение. Враг выстрелил почти одновременно из большого и малого орудий. Один снаряд ударил в подбитый танк, а второй – в дом на другой стороне улицы.

Я приказал мехводу Кузьма объехать дымящуюся машину справа, чтобы оказаться под его прикрытием, а сам повернул башню.

Заряжающий затолкал в казённик следующий снаряд. Я прицелился. Выстрелил. Снаряд ударил в маску главного орудия и отрикошетил. В ответ по нам опять пальнули из обеих пушек.

О башню что-то звякнуло. Заряжающий заорал матом, схватившись за голову. Кажется, пробития не было, но отколовшиеся при ударе куски брони полетели внутрь. Я сам зарядил снаряд и произвёл выстрел. Болванка угодила в лобовой бронелист вражеской машины и тоже отрикошетила. Короткоствольная пушка оказалась слишком слаба, чтобы пробить столь толстую защиту. Я приказал отъехать назад. Возникла идея.

– Вылезай! – крикнул я наводчику. – Быстро!

Как только мы оказались под прикрытием полуразрушенных стен дома, боец выкарабкался через бортовой люк. Я зарядил бронебойный и приказал мехводу обойти вражеский танк по дворам с фланга.

Танк полез через дворы, ломая хлипкие сараи и заборчики. Я развернул башню, ожидая, когда в прогале между стен покажется вражеская машина.

И она показалась. Выстрел. Танк противника остановился. Боковой люк открылся, из него вылез боец в чёрном комбинезоне, я дал очередь из башенного пулемёта, и танкист свалился в грязь рядом со своей машиной. Та же участь постигла и второго. Больше никто не вылез.

Мы двигались по окраине посёлка, впереди среди высокой травы показалось длинное здание, напоминающее хлев. Меня уже предупредили, что там – опорный пункт противника. Передовым отрядам нашей пехоты пришлось залечь на подступах: из хлева по ним вели непрерывный огонь.

Я затолкал в орудие фугас и выстрелил в окно, из которого строчил один из пулемётов. И тут по крыше башни что-то загрохотало. Сверху сыпался дождь из каменных осколков, и я понял, что в хлеву засели сильные, которые атаковали нас своими чарами.

Это было плохо. Даже один сильный, действуя скрытно, мог устроить много неприятностей, а потому тут требовалась крайняя осторожность. Эффективнее всего с сильными мог бороться другой сильный, находящийся выше ступенью.

Я связался со своим взводом, дал координаты хлева и приказал обстреливать его, не подходя ближе, чем на пятьсот метров. Высунувшись из башни, я огляделся. Возле танка лежали с десяток убитых и раненых пехотинцев. Каменный град оказался чертовски эффективным против живой силы, а вот машине он вреда не причинил.

– Артиллерию вызови, – крикнул я пехотному лейтенанту. – Надо разбомбить к чёртовой матери хлев. С землёй сравнять. Иначе туда не подойти.

Я забрался в башню, зарядил орудие и прицелился. Снаряд, взорвавшись, обрушил часть глинобитной стены. В следующий момент рядом с хлевом друг за другом грохнули ещё два взрыва. Я связался со своими и скорректировал огонь. Потом снова зарядил орудие, собрался стрелять, но в броню что-то ударило, и в башне образовалось небольшое круглое отверстие. Оно не походило ни на дыру от болванки, ни на последствие воздействия чар.

– Парни, – обратился я к экипажу, – а ну-ка из машины все вылезаем. Тут нас расстреливают. Дальше сам управлюсь. Как надо будет ехать, скажу.

Меры предосторожности оказались не лишними: вскоре в лобовой броне красовался уже штук пять отверстий. Один раз я ощутил, как моя энергетическая защита приняла удар. В складках одежды я обнаружил... пулю – сплющенный кусочек обычного свинца. Это было странно.

И тут по хлеву начала работать наша артиллерия, и по мне стрелять перестали. Через полчаса сооружение превратилось в руины. Было сложно поверить, что там кто-то мог остаться в живых, но едва пехота пошла на штурм, на солдат снова обрушился каменный град, и тогда я понял, что надо браться за дело лично.

Сняв шлемофон, я вылез из машины, крикнул своему экипажу, чтобы те забирались внутрь и прикрывать меня пулемётным огнём, а сам побежал вперёд, где в густой траве и кустах метрах в ста от хлева залегла пехотная рота. Найдя капитана, я сообщил ему о своих планах. По моей задумке, бойцы должны были предпринять новую атаку, как только я войду в хлев. Капитан долго не мог сообразить, что я замыслил, а когда понял, покрутил пальцем у виска. Кажется, он не знал, что я – сильный. Пришлось объяснить.

Я прополз пузом по грязи под прикрытием травы. Я меня был с собой укороченный самозарядный карабин с раскладным прикладом – трофей, захваченный месяц назад у англичан. В Александрийской армии подобное оружие являлось редкостью.

Оставаясь незамеченным, я подполз метров на двадцать. Дальше прятаться возможности не было, так что я вскочил и со всех ног помчался к тому, что осталось от стены, шлёпая по коричневой жиже, в которую от длительного обстрела превратилось поле вокруг хлева.

И тут со стороны руин загрохотали винтовочные выстрелы, а под ноги мне ударил снаряд, похожий на большой наконечник копья, сделанный из блестящего чёрного камня. Ещё два таких же пролетело над головой. Я направил энергию на ускорение. Пули зависли в воздухе, медленно двигаясь в мою сторону. Они сияли красноватым светом. Похоже, оружие, из которого их выпустили, было усилено чарами. Наверняка из него же и по танку палили.

Оказавшись возле большой дыры в стене, я направил энергию в силовую оболочку и ринулся внутрь.

Хлев оказался разрушен практически полностью. Не полу, погребённые под кусками стены и обломками рухнувшей крыши, лежали тела убитых, некоторые – с кишками наружу или оторванными конечностями. Артиллерия поработала на славу.

Я увидел четырёх воинов в каменных доспехах, похожих на те, которые использовали боярские дружинники. У троих броня была чёрной, матовой, у одного – синеватая с чёрными прожилками. Видимо, этот был старшим. Я принялся стрелять нему. В меня тоже полетели пули. Я бросился к большому куску внутренней стены, за которым мог спрятаться. Одна из пуль угодила в меня, и я ощутил сильный энергетический всплеск. Следовало быть осторожнее: я не знал, сколько попаданий таких усиленных чарами пуль выдержит моя защитная оболочка.


Скачать книгу "Лейтенант" - Amazerak бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка.орг » Фэнтези » Лейтенант
Внимание