Сладких снов

Кристен Эшли
100
10
(1 голос)
0 0

Аннотация: Всю жизнь Лорен Грэм ждала, что с ней вот-вот случится что-то особенное. Она не знала, что именно, просто знала, что однажды ей повезет.
Но ей пришлось жестоко разочароваться.
Поэтому после измены мужа и развода она отправляется на поиски чего-то самого обычного и устраивается официанткой в байкерский бар городка Карнэл. Идеально: обычная работа в обычном баре в самой глуши.
А потом появляется Тейтум Джексон, совладелец бара. Он бросает всего лишь один взгляд на великолепную Лорен и не желает иметь с ней никаких дел. О чём и заявляет. Громко.
Жестокие слова Тейта не выходят у Лорен из головы, и она решает, что тоже не желает иметь никаких дел с великолепным красавцем Тейтом Джексоном. Между барменом и официанткой начинаются стычки, и, хотя Тейт ясно дал понять, что изменил свое мнение о ней – на языке байкеров, которым Лорен не владеет, — Лорен настроена ни от кого не зависеть.
До тех пор, пока в Карнэле не появляется серийный убийца. Тогда Лорен узнает, что Тейт не бармен, а охотник за головами. Перед тем как отправиться на охоту за преступником, он объявляет Лорен своей женщиной. Но Лорен не знает байкерского сленга и не понимает охотников за головами, поэтому, когда Тейт возвращается, он обнаруживает, что его женщина встречается с другим мужчиной.
Жизнь преподносит Лорен и Тейту одну неожиданность за другой: раскрываются старые тайны, происходят жестокие убийства женщин. Тейт готов подарить Лорен нечто особенное, а Лорен открывает в себе девушку байкера.
Книга содержит реальные сексуальные сцены и нецензурные выражения, предназначена для 18+

Книга добавлена:
21-01-2024, 10:26
0
150
114
Сладких снов

Читать книгу "Сладких снов"



Глава 1


«У Баббы»

Я сидела в своей машине перед баром.

Он выглядел как обычный бар. Любой бар в любом месте: в маленьком городке, в большом городе — неважно. Это был просто бар. И принадлежал он явно Баббе, потому что на огромной вывеске голубыми буквами на черном фоне было написано: «У Баббы».

Я посмотрела налево, где были припаркованы два мотоцикла «Харлей Дэвидсон».

Потом посмотрела обратно на бар, который, похоже, был байкерским баром.

Потом я повернулась направо. В самом конце стоянки стоял видавший виды синий пикап «Шевроле».

Я снова повернулась к бару, который не выглядел первоклассным или элитным. У них, наверное, даже нет бокалов для мартини.

Я посмотрела на витрину. Там висела белая табличка с надписью: «Требуется официантка».

Я медленно вдохнула через нос. Потом выдохнула, вылезла из машины, дошла до двери бара и шагнула внутрь.

Я оказалась права. Ничего особенного. Ничего первоклассного или элитного. Это мог быть любой бар в любом месте.

В дальнем конце помещения, в самом углу возле длинной барной стойки сидел мужчина. Еще двое играли в бильярд за одним из четырех столов (два справа и два слева, мужчины были за одним из тех столов, что слева). Очевидно, в бильярд играли владельцы мотоциклов. За барной стойкой стояла женщина. Платиновая блондинка с густыми волосами и обширной грудью. Я заметила это, потому что ее грудь выпирала из майки Harley, натягивая ткань.

Как только я вошла, ее глаза метнулись в мою сторону и не покидали меня, пока я шла к стойке.

— Привет, — начала я.

— Шантел примерно в двадцати милях дальше по шоссе. Прямо, — перебила меня блондинка. — Просто поверните направо с парковки и езжайте вперед.

— Что, простите? — спросила я. Мужчина в бейсболке повернулся и посмотрел на меня.

— Вы ищете Шантел? — спросила блондинка.

— Нет, я...

— Гно-Бон?

— Гно-Бон? — повторила я.

— Гно-Бон. Не очень далеко от Шантела, — сказала она. — Вы его ищете?

Я не знала, что сказать, потом спросила:

— То есть Гно-Бон1 — это название города?

Она не ответила, а посмотрела на мужчину в бейсболке. Я тоже. Первое, что я заметила, — его бейсболка определенно знавала лучшие времена, и эти времена прошли лет сто назад. После этого я заметила, что он пялится на мою грудь.

Я повернулась обратно к блондинке.

— Я насчет работы официанткой.

На секунду повисла напряженная тишина. Потом мужчина в бейсболке разразился громким хохотом.

— Это Бабба тебя подговорил? — прищурилась блондинка.

— Бабба? — растерянно спросила я.

— Бабба, — резко ответила она, осмотрелась вокруг и снова повернулась ко мне. — Это не смешно. У меня много дел.

Я тоже осмотрелась и заметила, что в действительности дел у нее не так уж много. Двое парней, которые играли в бильярд, не походили на мучающихся от жажды. Перед мужчиной в бейсболке стояла почти полная кружка пива.

Я повернулась обратно к блондинке:

— Я не шучу.

— Брехня, — сердито ответила она, уже теряя терпение.

Поразительно. Не то чтобы я никогда раньше не слышала грубостей или не ругалась сама, просто обычно я не грубила незнакомым людям, ищущим работу. Или в принципе незнакомым людям. К тому же я находилась здесь всего минуты три и не сделала ничего, чтобы испытывать чье-то терпение, а уж тем более чтобы оно лопнуло.

— Нет, серьезно. Я действительно пришла наниматься на работу, — объяснила я.

Некоторое время женщина молча изучала меня. Я решила сделать то же самое.

Она была бы хорошенькой, если бы не так сильно начесывала волосы и не использовала столько косметики. И не выглядела бы так, словно у нее плохое настроение и кто-угодно может заставить ее взорваться. Хотя майка сидела на ней очень хорошо. У меня тоже была немаленькая грудь, но она не шла в комплекте с миниатюрным и стройным телом и аппетитными изгибами. Моя грудь шла в комплекте с большой задницей, кругленьким животиком и жирком на спине. Не говоря уже о дряблых руках.

Я решила нарушить молчание и заявила:

— Меня зовут Лорен Грэм.

Я протянула руку. Блондинка уставилась на мою ладонь, но не успела ничего произнести, потому что заговорил мужчина в бейсболке.

— Джим-Билли, — сказал он, и я повернулась к нему.

— Что, простите?

Он протягивал мне руку, улыбался и на этот раз смотрел мне в глаза. Он где-то потерял левый боковой резец и не потрудился его заменить. По какой-то причине, вместо того чтобы сделать его похожим на деревенщину, который не следит за зубами, это придавало ему немного глуповатый, но милый вид.

— Джим-Билли, — повторил он. — Так меня зовут.

Я пожала его руку.

— Приятно познакомиться, Джим-Билли.

Я повторила его имя, потому что научилась этому много лет назад на учебном семинаре. Это помогает закрепить в памяти имя человека, с которым ты только что познакомился, так что ты его не забудешь. У меня всегда была ужасная память на имена, но я обнаружила, что этот способ работает, и еще я считала, что для официантки в маленьком городке необходимо помнить имена постоянных посетителей бара. А Джим-Билли определенно выглядел завсегдатаем.

Так что я продолжала повторять в уме: «Джим-Билли, Джим-Билли, Джим-Билли».

И потом, разве забудешь имя Джим-Билли?

Он пожал мою руку, отпустил ее и перевел взгляд на блондинку.

— Тейту она понравится. Очень, — заявил он. — А Баббе понравится еще больше.

— Заткнись, Джим-Билли, — буркнула блондинка.

— Насчет работы... — начала я, возвращаясь к теме.

Блондинка посмотрела на меня и наклонилась вперед:

— Девочка, считай, что я оказываю тебе услугу. Здешние парни... — Она повела рукой. — Они сожрут тебя живьем. Поезжай в Шантел. В Гно-Бон. Женщине вроде тебя нечего делать в Карнэле.

Карнэл.

Это одна из причин, по которой я выбрала именно этот городок. Он назывался Карнэл2. Я подумала, что это забавно и интересно, настолько интересно, насколько мне было нужно.

Мне хотелось жить в Богом забытом городке под названием Карнэл. Мне хотелось работать в Богом забытом баре под названием «У Баббы». В них не было ничего интересного, кроме названий. Ничего запоминающегося. Ничего особенного. Ничего.

— Вы не понимаете, — сказала я, — я...

Она снова выпрямилась и объявила:

— О, девочка, я понимаю. — Она оглядела меня с головы до пояса (это все, что она могла видеть из-за барной стойки), а потом посмотрела мне в глаза. — Ты ищешь что-то захватывающее. Ищешь приключения.

— Нет. Я...

Она всплеснула руками:

— Думаешь, я не знаю, что вижу? Я похожа на женщину, которая не знает жизни? Я похожа на женщину, которой нравится нанимать и учить новенькую официантку, мириться с дерьмом, которое она станет мне скармливать, чтобы потом, когда она поймет, что хочет вернуться к своей старой жизни, и свалит, мне пришлось опять нанимать, и учить, и мириться с новым дерьмом?

— Я не стану скармливать вам... э-э...

— Все врут, и мне не нравится, когда это делают такие, как я. И уж тем более мне не нравится, когда это делают такие, как ты.

И снова я не знала, что ответить, потому что поняла, что она предубеждена против меня.

— Не хочу показаться грубой, — мягко сказала я, — но вы меня совсем не знаете. И вы не знаете, какая я.

— Ага, — ответила она, с явной издевкой.

— Не знаете, — настаивала я.

— Девочка... — начала она, но я наклонилась к ней.

Потому что мне нужно, чтобы она меня услышала. Потому что я очень долго искала именно Карнэл. Я очень долго искала бар «У Баббы». Мне нужно остаться здесь, а чтобы остаться, мне нужна работа.

— Не знаете, — повторила я. — Вы думаете, что я какая-то потерянная женщина из книжки, которая путешествует по свету в дурацких поисках себя? — спросила я и, прежде чем она успела ответить, продолжила: — Думаете, я считаю, что могу остановиться здесь, вкусно есть, посещать интересные места в своих духовных поисках, носить великолепную одежду и быть такой потрясающей, что каждый встречный будет меня любить, а в конце концов встречу фантастического мужчину, который очень хорош в постели и без ума от меня? — Я покачала головой. — Что ж, это не про меня. Я знаю, кто я, и знаю, чего хочу. И я знаю, что хочу не этого, потому что так не бывает. Я знаю, чего ищу, и знаю, что нашла это именно здесь.

— Послушай... — начала она.

— Нет, это вы послушайте, — перебила я. — Всю свою жизнь, или столько, сколько я помню, я думала, что со мной произойдет что-то особенное. Я просто чувствовала это, глубоко в душе. Я не знала, что именно, но это было бы что-то прекрасное, захватывающее, огромное. — Я наклонилась еще ближе. — Всю... свою... жизнь. — Я снова покачала головой и положила ладонь на стойку. — Не произошло. Я ждала, но ничего не происходило. Я ждала дальше, но все равно ничего не происходило. Теперь я знаю, что ничего и не будет. Ничего со мной не произойдет, потому что не существует ничего особенного.

Я набрала воздуха, блондинка открыла было рот, но я продолжила:

— У меня был муж. У меня был дом. У меня была работа. Были друзья. Потом я узнала, что мой муж спит с моей лучшей подругой. Не просто случайная связь, они делали это на протяжении пяти лет. Когда тайное стало явным, они решили быть вместе по-настоящему. Он подал на развод, а я не могла позволить себе содержать такой большой дом, так что мы его продали. И вдруг после десяти лет жизни с другим человеком я осталась одна. Им достались друзья, которые за моей спиной всегда считали их идеальной парой. Они все знали. Пять лет. И ни один не рассказал мне.

— Черт побери, женщина, — пробурчал Джим-Билли.

— Да, — сказала я Джиму-Билли и снова повернулась к блондинке. — Но знаете, когда прошло первое потрясение, мне стало все равно. Клянусь. Все равно. Потому что я внезапно поняла, что у меня был дерьмовый брак с дерьмовым мужчиной, дерьмовая лучшая подруга и еще куча дерьмовых друзей. И все это время я жила в доме, которого не хотела, потому что он был чертовски большой и вообще. Дом должен быть домом, и дело тут не в размере. А этот дом находился в городе, который мне не нравился, потому что все дома там были одинаковые, и все женщины одевались одинаково, и все мужчины одинаково ходили на сторону, и все машины были новыми и сверкающими, и ни в чем не было индивидуальности. И в том городе у меня была работа, которая не особенно мне нравилась, хотя и приносила неплохие деньги. — Я понизила голос. — Я поняла, что у меня нет ничего особенного. Внезапно я осознала, что у жизни нет для меня ничего особенного. — Я глубоко вздохнула и закончила: — И меня это устраивает. Я больше не хочу ничего особенного. Я ждала и старалась, чтобы это произошло, но ничего не случилось. Так тому и быть. Теперь я хочу жить в обычном месте. Я хочу работу, которую могла бы делать хорошо, чтобы потом идти домой, просто домой. Я ничего не хочу. Я устала ждать. Я ждала и ждала сорок два года. Единственное, чего я хочу, — это покоя.

— Ты думаешь, что найдешь покой в баре для байкеров? — задал весьма дельный вопрос Джим-Билли, и я повернулась к нему.

— Я думаю, что могу приходить вовремя, хорошо делать свою работу, чувствовать себя довольной, потому что хорошо постаралась и поработала, и уходить домой, не думая о байкерском баре. Я смогу думать о себе или о том, чего бы мне хотелось съесть на ужин и что интересного может идти по телевизору. Я буду ложиться спать, не думая ни о чем, чтобы потом вставать и опять вовремя приходить на работу. — Я повернулась обратно к блондинке. — Вот что я думаю. Я не ищу ничего захватывающего. Я не ищу приключений. Я ищу самое обычное, потому что мне этого довольно. Вот чего я ищу. Вы можете дать мне это?


Скачать книгу "Сладких снов" - Кристен Эшли бесплатно


100
10
Оцени книгу:
0 0
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Внимание