Хранительница 2. Месть волчицы

Walentina
50
5
(2 голоса)
1 1

Аннотация: — Как?
Это единственное, что я смогла произнести, когда осознание реальности ударило, словно обухом по голове.
Пошатнувшись, я отступила от него, продолжая недоверчиво смотреть на его прикрытую грудь. Все же в глубине души я заблуждалась. Я смотрела на него и до последнего не верила, что это Макс, что он жив, но нет… Оказывается, это не плод моей больной фантазии. И это не другой мужчина, с которым я его перепутала. Это Макс! Тот самый, что умер у меня на руках!
— Что «как»? — переспросил он.
— Этого просто быть не может… Ты же умер, — прошептала то ли в шоке, то ли в ужасе, зажимая себе рот.
Паника… Запоздалое чувство, но виной всему этому была его игра. Он дал мне понять, что мы не знакомы, позволил усомниться в своем рассудке.
— А ты бы предпочла, чтобы это было правдой?

Книга добавлена:
26-02-2023, 12:00
0
1 454
81
Хранительница 2. Месть волчицы

Читать книгу "Хранительница 2. Месть волчицы"



Глава 1

— Максимка, я дома! — крикнула, заходя в дом бросая сумочку на диван.

Я и не думала, что этот день будет настолько насыщенным. Пять квартир! И в каждой что-то не устраивало: то шестой этаж и, естественно, в подъезде нет лифта; то балкон не закрытый; то ремонта нет. В результате пришлось объехать почти весь город, чтобы найти подходящую.

Скинув туфли, удовлетворенно улыбнулась, чувствуя под ногами прохладу паркета. Хочется принять душ и поесть, но сначала обниму и поцелую свое сокровище. Весь день его не видела, безумно соскучилась!

Ненавижу расставаться надолго, но что поделаешь? Если мне трудно выдержать долгие поездки, то что говорить о пятилетнем ребенке. Кстати, о ребенке…

— Максим, — снова позвала сына, но в ответ тишина. — Солнышко мое, ты где? — спросила, проходя вглубь дома. — Неужели решил поиграть в прятки? — поинтересовалась, улыбнувшись. — Ну, хорошо, я сыграю, но учти, когда найду, пощады не жди. Зацелую, так и знай!

Не имея желания обходить весь дом в поисках сорванца, решила привлечь на помощь помощницу. Я стараюсь делать это как можно реже, но порой все же позволяю себе маленькую прихоть. Мысленно потянувшись к силе, настроилась на нить, что тянулась к сыну.

Об этой способности я узнала не сразу. После рождения Максимки во мне практически не осталось никаких способностей. Вначале я разочаровалась, но потом смирилась.

Теперь я не могу защитить с помощью нее сына, но как говорится: все, что ни делается, — то к лучшему. Но и те ее отголоски, что живут во мне порой, неплохо выручают.

Однажды мы с Максимкой остались вдвоем, и так получилось, что я потеряла его из вида. Он сидел на полу, играл в игрушки, а потом — секунда — и его нет!

Я обыскала весь дом, все места, где он мог спрятаться, и ничего! На мои уговоры, мольбы и слезы сын никак не реагировал. Я была в отчаянии и хтела звонить Глебу, как неожиданно передо мной возникла нить.

Красная — она пульсировала, словно живая, разгораясь сильнее и сразу становясь тусклой. До конца не уверенная, что ожидает меня в конце пути, все же пошла по ней.

Нить привела в гостиную, где играл Максимка. Она тянулась под кресло, словно указывая и прося заглянуть туда. Немного удивленная происходящим заглянула под него и с пораженным вскриком осела на пол.

Под креслом, скрутившись в маленький клубок, сладко посапывал маленький щенок. Удивление быстро прошло, стоило только вспомнить, кем являлся отец Максимки.

Осторожно достав сына, отнесла его в комнату и уложила в кроватку, где просидела почти час. Смотря на маленький клубок, долго не могла поверить, что мой сын — один из них.

Ведь до последнего надеялась, что эту черту сын не унаследовал.

Максим вернулся в человеческую ипостась еще во сне, поэтому он ничего не помнил. Ну, возможно, еще потому, что ему на тот момент был годик.

Глебу я не стала об этом рассказывать. Он и без этого слишком уж стремится навязать сыну жизнь Ликантропов.

С тех самых пор я пользовалась нитью много раз, изучая, исследуя и экспериментируя. Так я узнала, что она может отыскать Максимку лишь в пределах нескольких километров, и чем ближе сын, тем ярче нить.

Сейчас же нить была очень тонкой и едва заметной. А это означает сын находится не в доме и даже вне его территории. И это заставило испугаться.

Продолжая удерживать нить, попыталась настроиться на Глеба, и почти сразу едва заметное голубое свечение появилось рядом с красной. И мой испуг сменился раздражением.

«Он снова взялся за старое!»

Почти выбежав через заднюю дверь, устремилась к роще, решив встретить их.

Когда-то, выбирая дом за городом, думала лишь о сыне. Частный комплекс с небольшими домиками, приусадебным двориком для игр и рощицей неподалеку. Свежий воздух много пространства для ребенка. Никаких соседей и любопытных взглядов. От всего мира нас укрывал высокий забор.

Недавно я поняла, пора менять тихий мирок на суетливый город. Максимке нужно общаться с сверстниками, а не только с мамой и немного странным дядей Глебом.

Сейчас же стремясь к деревьям, что виднелись вдалеке, жалела о решении купить этот дом. Глеб был помешан на том, чтобы Максимка знал свои корни. Я же… Мне хотелось уберечь сына от того, что когда-то пережила сама.

Я увидела их почти сразу: сынок вприпрыжку шел рядом с Глебом, о чем-то весело щебеча. Они были так поглощены разговором, что не заметили моего приближения.

Воздух из легких вырвался с облегчением, вынуждая остановиться. Я до последнего старалась не думать о плохом. Гнала прочь мысль, что нас нашли и забрали Максимку. Но сейчас, видя беззаботную улыбку сына, поняла, страх был беспочвенным.

Захотелось заплакать от своей глупости, подскочить, обнять малыша и никогда не отпускать. Но пугать сына странным поведением не хотелось. Поэтому сделав пару глубоких вздохов, нацепила на лицо улыбку и стала ждать, когда они подойдут.

— Мама приехала! — наконец, заметив меня, прокричал Максимка. Отпустив руку Глеба, он побежал ко мне.

Раскрыв объятья, ждала, когда его крошечные ручки сомкнутся на моей шее, и, с шумом чмокнув меня в щеку, сын скажет, что скучал.

— Мам, а дядя Глеб учил меня охотиться! — с восторгом сказал Максимка, подбегая.

— Я тоже соскучилась, — с долькой сожаления проговорила, обнимая его. — Как прошел твой день?

От вопроса глаза сына заблестели от восторга. И он защебетал без умолку, прыгая на месте.

— Ой, мам, сегодня столько всего было, ты не повелишь, если ласскажу! Сначала дядя Глеб плевратился в волка, потом он показывал, как велнуться облатно… потом охотился… потом….

— Тихо-тихо… — притормозила Максимку, от чего он немного обиженно на меня посмотрел. — Мне очень интересно узнать, как прошел твой день но давай мы вернемся в дом, и ты мне все расскажешь?

Некоторое время Максимка стоял и хмурил свои бровки, обдумывая услышанное, а после, серьезно кивнув, сказал:

— Холошо.

— Тогда кто первым до дома? — улыбнувшись, лукаво спросила, видя, как расплывается такая же улыбка на лице сына.

— Конечно, я! — воскликнул Максимка и побежал к дому.

— Вот и славно. А я пока поговорю с дядей, — проговорила вслед сыну. — И как это понимать? — недовольно произнесла, поворачиваясь к Глебу.

У меня больше не было прежней силы, но я до сих пор могу чувствовать рядом оборотня. Но с Глебом немного иначе… Я не только чувствую его присутствие рядом, но по сей день ощущаю тот морозный запах. Он снова и снова возвращает меня в Беглые толки.

— Что именно?

— Охота, перевоплощение, прогулки к роще? Я запретила тебе впутывать во все это моего сына! — возмущенно сказала.

Я была не уверена, что Максимка когда-либо еще перевоплотится, и по этой причине не хотела, чтобы он знал о существовании оборотней. Сейчас он маленький и не понимает, что их не должно существовать, но когда подрастет… Что будет, если он не станет одним из них? Как ему потом жить, зная, что помимо людей существуют и оборотни? Это знание ему не принесет ничего хорошего. Он будет постоянно вглядываться в лица, выискивая оборотней, пытаться спрятаться или отыскать их…

— Это его жизнь, его сущность, и он обязан знать свои корни! — возмутился Глеб.

Я задохнулась от его слов, опуская руки и качая головой. Этот разговор у нас повторяется уже не впервой, и каждый раз мне все труднее убедить Глеба, что он не прав.

— Что нужно Максимке, решать только мне! — проговорила, передернув плечиком. — И смирись уже, он не один из вас, — негромко добавила, отворачиваясь от него.

Я собиралась вернуться в дом, ведь сын уже скрылся за дверьми и с нетерпением ждал меня. Но следующие слова Глеба заставили остановиться.

— Он оборотень, нравится тебе или нет! И он должен знать, кем был его отец на самом деле.

От услышанного мои плечи поникли. Макс — его забыть невозможно, даже если сильно захотеть. Дыра с размером в кратер до сих пор зияет там, где бьется сердце. Боль потери, она никогда не уйдет. Утихнет, да, но останется со мной на всю жизнь, ведь сын так похож на него.

Максимка…. Ему я рассказываю об отце каждый вечер.

Развернувшись к Глебу, я подошла настолько близко, насколько могла и, ткнув пальцем в грудь, с угрозой сказала:

— Я не знаю, для чего ты это делаешь, но предупреждаю, перестань. Мой сын — обычный ребенок без всяких там способностей. Заруби себе это на носу!

На этом я посчитала, что разговор окончен, но Глеб думал иначе.

— Да с чего ты взяла? — прокричал он.

— Ты сам сказал об этом! — в ответ прокричала, и на его удивленный взгляд проговорила спокойней: — Ты сам когда-то сказал, что дети ликантропов умеют перевоплощаться с самого рождения. А с Максимкой этого еще ни разу не случилось.

Смотря на недовольное выражения Глеба, я поняла, это не аргумент, поэтому продолжила.

— Послушай, все, что связано со мной, происходит неправильно. Стоит только вспомнить, как я спасла тебе жизнь. Хотя этого просто быть не может. А сила? Ими я не должна обладать вне территории хранительницы. И что? Вот она! — сказав это, я приложила ладонь к его груди, ощущая сердцебиение и частое дыхание, давая ощутить те отголоски, что есть во мне. — А сын? Вы твердили, что хранительница, как и любая другая человеческая девушка, рожают исключительно девочек. И что?.. — вопросительно подняла бровь. — Мой сын не оборотень, просто прими это, и успокойся, — тихо сказала, отнимая руку отступая.

— Я не перестану пытаться! Слышишь? — прошептал он, хватая меня за предплечья и встряхивая. — Пока я рядом, сделать все, чтобы пробудить в нем волка!

— Тогда, боюсь, нам придется распрощаться, — прошептала едва слышно, опуская глаза ощутив, как он вздрогнул. Захват Глеба ослабел, и я без проблем отошла от него и, не имея сил заглянуть в глаза, продолжила: — Боюсь, ты и так чересчур задержался.

После того, как дед привез Глеба, прося о помощи, я долго сомневалась: правильно ли поступила, согласившись его принять? Не дала ли я Глебу надежду на то, что между нами может что-то получиться? Но как только он окреп, мы поговорили и выяснили отношения. Я сразу сказала, что между нами никогда ничего не будет, и он согласился. Но последнее слово все же оставил за собой, сказав, что может быть терпеливым.

С тех пор прошло много лет. Я каждый день видела, как менялся его взгляд, когда он смотрел на меня. Иногда подолгу задерживал его на губах, порой окидывал фигуру, думая, что не замечаю. Я знала, что по ночам он входит в мою комнату, садится в кресло и подолгу наблюдает за тем, как я сплю. Видела его отношение к Максимке и понимала, что не могу ему дать того, что он хочет, что ему нужно. Нормальная полноценная семья.

Глебу нужно думать о продолжении рода, и для этого нужно найти истинную пару. Именно поэтому нужно прекращать это, нужно расстаться, пока это возможно. Но также я понимала, что если он уйдет, то мы с сыном останемся без защиты.

— Ты уверена в своем решении? — тихий, едва слышный вопрос с нотками грусти.

— Да, — короткий грубый ответ, отрубивший все концы, по которым можно было вернуть все обратно.

— Попрощаться с сыном дашь? — печально спросил он, вынуждая вздрогнуть.


Скачать книгу "Хранительница 2. Месть волчицы" - Walentina бесплатно


50
5
Оцени книгу:
1 1
Комментарии
Минимальная длина комментария - 7 знаков.
Книжка.орг » Городское фэнтези » Хранительница 2. Месть волчицы
Внимание